Опубликованные рецензии являются собственностью их авторов и предоставлены ресурсу на безвозмездной основе. Полная или частичная перепечатка содержимого сайта/рецензий на интернет ресурсах разрешается с указанием оригинального авторства и гиперссылки на оригинал. Полная или частичная перепечатка материалов сайта/рецензий в любых оффлайновых (печатных) изданиях разрешается только после предварительного согласования с владельцем ресурса. По всем вопросам и предложениям пишите — serega_m@cult-cinema.ru.

КИНООБЗОР

- В Америке скончался артист , сыгравший Бэтмена
- Фильм «Лалай-Балалай» взял гран-при «Короткого метра» на «Кинотавре»
- Кинотавр 2017 в Сочи. День 1-ый
- В Петербурге хотят зарегистрировать бренд Covfefe из твиттера Трампа
- В Петербурге избили и ограбили артиста «Улиц разбитых фонарей»

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Рекомендуемое минимальное разрешение для комфортного просмотра содержимого этого ресурса — 1024 на 768 пикселов.

Наши партнеры

Интервью с режиссером фильма «Мертвые Дочери» Павлом Руминовым.

Мертвые Дочери Poster 1 Мертвые Дочери Poster 2 Мертвые Дочери Poster 3 Мертвые Дочери Poster 4 Мертвые Дочери Poster 5 Мертвые Дочери Poster 6
В российский прокат в новом году выходит несколько жанровых картин, одна из которых, фильм Павла Руминова «Мертвые Дочери», должна стать «нашим ответом j-horror'у». На конец февраля и март назначен последний этап съемок, после чего картина пойдет в post-production, и должна появится «in a theatre near you» летом этого года. В преддверии этого события я взял у режиссера небольшое интервью, которое и предлагаю сейчас Вашему вниманию. Итак...
Павел Руминов:

Павел Руминов

Вопрос 1: Открывая интервью, хочу отметить активную работу пиар-менеджера фильма, не обошедшей вниманием и такой специализированный жанровый ресурс, как сайт «CULT Cinema», который по посещаемости, естественно, не может тягаться с мэйнстримовыми мега-кинопорталами. В связи с этим вопрос: ведется ли Вами, хотя бы в качестве наметок, какое-либо управление пиаром фильма, или, как обычно это бывает на западе, этим исключительно занимается пиар/маркетинговый отдел производственной компании?
Ответа на этот неполиткорректный вопрос не последовало ;)

Вопрос 2: Как известно, в нашей стране практически не снималось «жанрового» кино (советский «Вий» и «Господин Оформитель», а также пост-перестроечный трэш «Упырь» за таковое мы считать не будем ;)), что вылилось практически в полное отсутствие аудитории для оного. В то время как, к примеру, в Штатах, в шестидесятые-семидесятые пышным цветом цвели драйв-ины, в Нью-Йорке была легендарная сорок вторая улица, а в восьмидесятые/начало девяностых им на смену пришли кабельные «late night» программы и случилась видео-революция. Благодаря всему этому в Штатах (и в меньших масштабах в Европе) уже давно сложилась устойчивая, лояльная и отнюдь не маленькая аудитория для жанровых картин (речь идет в первую очередь об «ужасах», разумеется). В России же ситуация кардинально иная — даже видеобум начала девяностых скорее привил потребителю любовь к дешевым боевичкам «категории Б» и кунг-фу, но не к ужасам, хотя в последнее время, безусловно, благодаря нашим прокатчикам и моде на японские «Звонки», молодой зритель потихоньку приобщается к жанру, не создавая (пока?), тем не менее, устойчивой аудитории. После столь долгой экспозиции задам сразу два вопроса :)
  • Считаете ли Вы историческое отсутствие жанровой аудитории в России помехой для своего проекта, или Вас это не страшит и Вы (или Ваши продюсеры) уповаете на общий подъем кинопроката и тот факт, что зритель снова пошел на «русское кино» вне зависимости от жанра?
  • Как Вы оцениваете перспективы формирования «жанровой аудитории» в России вообще, и поможет ли оному формированию Ваш проект в частности?
Ответ Павла Руминова: У нас исчезло жанровое кино. Нет «развлекательного», повествовательного, ритмичного кино. Сейчас за русским кино закрепили статус циркового балагана, нехитрой досуговой затычки. Именно «затычки», потому что сложно все это назвать «развлекательным кино». «Развлекательное кино» делали и делают Уальдер, Хичкок, Спилберг, Чжан Имоу. Это ремесло благородных кровей. Мне кажется моя задача и задача тех людей, которые, как и я, НЕ идентифицируют себя с тем, что считается новым русским мейнстримом, рассказывать то, во что веришь, быть требовательным к себе, быть профессионалом, думать о том эффекте, который производит кино, все время саморазвиваться и самосовершенствоваться. Мы имеем очень хорошую почву для подобных изменений — молодая и очень интересная нация, каковыми русские сейчас являются, очень живая, жадная до новых мыслей и новых путей. У нас уникальная ситуация: у нас еще нет этого рынка, нет конвейера, а значит — определенной зависимости. Наше варварство в данном случае — плюс, мы можем делать для проката такие хиты, которые в Америке будут ассоциироваться с арт-хаусом. У НАС ЛЮБОЕ КИНО, СДЕЛАННОЕ СО СТРАСТЬЮ, С ЛЮБОВЬЮ, БУДЕТ НАХОДИТЬ СВОЮ АУДИТОРИЮ. Подробнее об этом http://www.deadmovie.ru/ot_avtora/index.html.

Вопрос 3: Из приведенных на сайте тизеров и описания сюжета становится очевидным, что данный проект, скажем так, откровенно «оглядывается» на японо/американские «Звонки» и иже с ними. Понятно, что таким образом фильм легче рекламировать и продавать молодому зрителю, который смотрел эти фильмы в кинотеатре, но не кажется ли Вам, что легкий путь «адаптации» и переложения азиатско-западных образцов жанра на российские реалии ведет к изначально «второсортному» отношению потенциальной аудитории фильма в России? В том смысле, что зритель будет воспринимать Ваш фильм как кальку и «вторпродукт», а не оригинальную картину?
Ответ Павла Руминова: Почему такое внимание к оригинальности в стране, где уже многие десятки лет нет не только свежих, но и просто минимально компетентных жанровых картин? Как можно понять, что фильм является новым словом в жанре фильма ужасов, если вы находитесь вне системы координат этого жанра? Надо, наконец, понять, что наши так называемые жанровые фильмы именно поэтому неоригинальны и банальны, что существуют вне контекста, традиций и выразительного кода «Челюстей» и «Молчания ягнят». Их появление не движимо той искренностью и любовью, с которой какой-нибудь новый гений хоррора рождает сейчас у себя в Аризоне или Техасе пятирублевый опус про зомби-инопланетян. Настоящими фильмами движет любовь к своему ремеслу и страсть к рассказу историй. Все остальное — как получится. Главная болезнь русского кино — апатичность и безэмоциональность, а не отсутствие своих идей. У тебя не может быть своих идей в математике, если ты не знаешь математики. Мы еще и не начали ПЕРЕДИРАТЬ западные жанровые фильмы, мы еще и не начали КОПИРОВАТЬ их фильмы кадр за кадром, мы ни черта не ПОДРАЖАЕМ, у нас для этого не хватает энтузиазма, таланта, СМЕРТЕЛЬНОЙ НЕОБХОДИМОСТИ в создании настоящего кино. Если бы это произошло, мы бы увидели ясные, крепкие фильмы, а не медийные замуты с бессмысленными пиротехническими оргиями и конвейерным йогуртовым монтажом. Закипела бы работа, появился бы настоящий творческий, созидательный дух, благодаря которому новые идеи и рождаются на свет. С покадровых разборов и имитаций фильмов Гриффита началась новаторская русская кинематография 20-30-х годов. Когда я приступал к созданию «Мертвых дочерей», мне было ясно, что я должен сделать жанровый, приключенческий, захватывающий фильм, показать тип кинематографического рассказа, потерянный в нашей стране. Я вырос на англосаксонской массовой культуре и являюсь ее частью. И мне есть ЧТО сказать.

Вопрос 4: Продолжая тему явной «похожести» фильма (еще раз повторюсь — судя по тизерам/синопсису) на западные образцы, не кажется ли Вам, что русскому зрителю явно интереснее сюжеты, основанные на историческо-культурном наследии России, нежели запада? Основанные на том, о чем он имеет представление с детства? Понятно, что тема призраков или зомби — интернациональна по сути, но не кажется ли Вам намного более интересным развивать ее в «национальном», если угодно, ключе, «леших и вурдалаков»? ;) А вдруг это намного точнее и мощнее «выстрелит»?
Ответ Павла Руминова: Безусловно, необходимы национальные, аутентичные фильмы, их нужно беречь, их нужно пропагандировать, но смешно рассматривать в качестве таких фильмов хорроры. Эти фильмы люди смотрят по другой причине. И причина эта — универсальна. Что касается леших и вурдалаков, я мало в них разбираюсь, как мало в них разбирается и «молодая аудитория», выросшая все на тех же «Звонках». Согласитесь, что для всех нас, смотревших «Челюсти» и «Омен», персонаж Фредди Крюгер куда более значим, чем какой-нибудь водяной. А кроме того, моя задача не «выстрелить», а сделать настоящий, действительно стоящий фильм.

Вопрос 5: Как известно, «жанровое» кино обычно стоит недорого, но свои деньги всегда отбивает и зачастую приносит существенную прибыль. Во всяком случае, таким образом дела обстоят на западе. Рассчитываете ли лично Вы (ну и Ваши продюсеры, разумеется) на существенную коммерческую отдачу от своего проекта, или Вы просто «прощупываете почву» насчет потенциальной коммерческой привлекательности жанрового кино в России, или Вам вообще безразлична коммерческая судьба своего детища (о чем обычно говорят многие русские режиссеры)?
Ответ Павла Руминова: Для российского зрителя жанровое кино нисколько не менее привлекательно, чем для западного. И прибыль может приносить разное кино. Другое дело, что РОССИЙСКОГО жанрового кино сейчас просто нет. «Мертвые дочери» выйдут в широкий кинотеатральный прокат по всей стране и, надеюсь, будут иметь коммерческий успех. Я делаю для этого все от меня зависящее, хотя, работая над фильмом, об этом думаешь меньше всего. Никакой формулы, которая гарантирует прибыль, не существует. Но я хотел бы возродить то удивительное чувство — первобытное чувство кино, которое испытал, впервые увидев такие фильмы как «Чужие», «Индиана Джонс», «Терминатор», «Вспомнить все». Мне хочется сделать фильм, который было бы интересно смотреть и пересматривать. А разве не в этом залог успеха?

Вопрос 6: Ну и напоследок, пожалуй, самый важный вопрос. Является ли данный фильм для Вас просто очередным проектом, после которого Вы обратитесь к другим темам и жанрам, или и в дальнейшем Вы желаете работать именно в «жанровом кинематографе» ужасов и мистики (ну и подобных тем ;))? Этот вопрос я задаю потому, что на западе существует огромное количество известных «жанровых» режиссеров, а у нас пока что ни одного — не желаете ли стать первым? ;)
Ответ Павла Руминова: Чтобы запустить сегодня большую картину в России, нужно иметь имя или простой, незамысловатый сюжет. Впрочем, такова ситуация во всем мире. «Второсортными» жанровыми картинами дебютировали Куросава, Хичкок, Стоун, Леоне и т.д. «Челюсти», «Индиану Джонс» и «Список Шиндлера» Спилберг снял именно в такой последовательности, а не наоборот. Так, типа, устроен мир. Не скрою, я большой поклонник жанрового кино, в т.ч. фантастики и хорроров. И вот я подумал: если Серджио Леоне снял в Италии вестерн, значит, мне точно нужно сделать j-horror в России... Планы... Ответственно работаю, создаю новое лицо молодой русской культуры, показываю высокий пример ремесла, обеспечиваю фантастический художественный и экономический уровень проекта, создаю кино, снятое в двадцать первом веке, для людей двадцать первого века, привношу в жизнь окружающих меня людей магию и помогаю им открыть эту магию в себе, становлюсь режиссером номер один, но использую это обстоятельство зрело и разумно для решения важных человеческих вопросов в моей стране и на моей планете. При этом — не придаю всему вышеописанному слишком большого значения. Живу. Вот, типа, так.

Результат творческих усилий господина Руминова мы с вами сможем увидеть уже очень скоро, а до этого момента всю официальную информацию Вы можете подчерпнуть с официального сайта фильма, по адресу: www.ddmovie.ru.

Автор: Сергей Меренков

Дата публикации материала: 17/02/2006

Дополнительно:

нет :)

Copyright for all of the graphic materials on this page belongs to its respective owners.

 
     
Идея проекта/творческая составляющая/тексты — Сергей Меренков © 2004-2017.

Яндекс цитирования

 
На главную Рецензии F.A.Q. Дополнительные материалы Форум Ссылки О Проекте