У молодого парня Донни Дарко небольшие проблемы - он ходит во сне. Казалось бы, ничего страшного, но вскоре к ночным прогулкам добавились еще и галлюцинации. Однажды вечером второго октября 1988-го года Донни услышал призывный голос и вышел из дома, а минутой позже на его комнату свалилась огромная авиационная турбина. Призывный голос принадлежал новому "воображаемому другу" Донни Фрэнку, одетому в костюм "адского кролика", который доверительно сообщил парню, что конец света наступит ровно через двадцать восемь дней, шесть часов, сорок две минуты и двенадцать секунд... С этого момента жизнь Донни начала меняться кардинальным образом, ведь надо столько еще успеть, пока не встретишься лицом к лицу с богом. Хотя..., может быть, он уже с ним встретился?

"Донни Дарко" - фильм абсолютно уникальный и "работающий" одновременно на нескольких уровнях восприятия, ибо немного можно назвать фильмов, интерпретация которых абсолютно открыта и где нельзя однозначно сказать, "о чем этот фильм". Даже если человек во время просмотра попытается выстроить некую стройную систему координат, в которой, как он думает, живут и действуют герои картины, то очень скоро он убедится в бесплодности своих попыток, ибо с каждым новым эпизодом возведенная до этого "пирамида умозаключений" неизбежно рушится. Уже одно это говорит о гениальности картины, равно как и ее создателя. Путешествия во времени, вопросы религии, открытое противостояние "системе", безумие, массовые "моральные ценности" и их истинная подноготная, критика тоталитарной системы "общественного образования", психологические и физиологические проблемы подросткового взросления - это лишь небольшое перечисление тем, которые лежат в этом фильме на поверхности, но еще больше интересных тем скрыто от глаз обывателя внутри фильма. По этой причине лента относится к категории "people either love it, or hate it", когда одна часть аудитории будет в полнейшем восторге, а другая в сердцах покинет зал во время сеанса. Тот же, кто досмотрит картину до конца, до ШОКИРУЮЩЕГО конца, обязательно будет возвращаться к фильму снова и снова, с каждым новым просмотром открывая для себя все новые детали и строя очередные теории относительно глубинного значения рассказываемой истории. Нечасто бывает, когда кино становится культовым сразу после своего выхода, но это как раз такой случай, когда на "легенду" картины работает буквально все.

К примеру тот факт, что фильм снимался ровно двадцать восемь дней, и сделано это было не специально, а просто так получилось. Или другое совпадение: когда снимались сцены в кинотеатре, где герои смотрели фильм Сэма Рэйми "Зловещие Мертвецы", сам Сэм Рэйми совершенно случайно проезжал мимо этого места в Санта-Монике в тот самый день и в тот самый час, когда происходили эти съемки, и его ребенок был немало удивлен, что первый фильм папы показывают вместе с "Последним Искушением Христа". Сценарий молодого (родился в 1975-м году) Ричарда Келли попал на стол к Дрю Бэрримор, по сути дела, случайно, и, потрясенная его качеством, она не только взялась продюсировать картину (через свою контору Flower Films), но и практически забесплатно затащила на съемочную площадку немало "звезд", включая кумира восьмидесятых Патрика Суэйзи (Patrick Swayze потрясающе исполнил здесь роль сладкоголосого телепроповедника/шоумена, продающего своей метод "борьбы со страхом"), и себя любимую, разумеется (в этом фильме Дрю отлично исполнила роль свободомыслящей учительницы английской литературы).

Фильм стоил четыре с половиной миллиона долларов (минимальный бюджет, за который вообще можно было снять такое кино), но в широкий прокат выпущен не был, ограничившись всего полусотней экранов, на которых лента собрала полмиллиона долларов. Подобный результат неудивителен, ибо кино это весьма специфическое и в самом лучшем смысле слова, "фестивальное", и вот на фестивалях-то как раз ленту буквально усыпали огромным количеством призов (9) и номинаций (4), еще прочнее закрепив за ней вполне заслуженный статус гениального и культового кино. Более того - до сих пор, по прошествии двух лет со дня выпуска, фильм на специальных показах собирает полные залы, и у продюсеров есть мысль выпустить в широкий прокат "director's cut" (из фильма было вырезано важного материала как минимум на десять минут, чтобы "вписаться" в двухчасовой формат) версию весной этого года.

Сильный атмосферой, великолепными актерскими работами, завораживающей музыкой, заставляющий зрителя думать и анализировать, этот фильм стал не только потрясающим дебютом Ричарда Келли, но и одним из первых настоящих шедевров кино двадцать первого века. Если за грядущее столетие снимут еще как минимум десяток подобных фильмов, то за будущее кинематографа можно не беспокоится. Рекомендуется всем тем, кто желает работать головой при просмотре фильмов, а не челюстями...