Опубликованные рецензии являются собственностью их авторов и предоставлены ресурсу на безвозмездной основе. Полная или частичная перепечатка содержимого сайта/рецензий на интернет ресурсах разрешается с указанием оригинального авторства и гиперссылки на оригинал. Полная или частичная перепечатка материалов сайта/рецензий в любых оффлайновых (печатных) изданиях разрешается только после предварительного согласования с владельцем ресурса. По всем вопросам и предложениям пишите — serega_m@cult-cinema.ru.

РЕКЛАМА НА САЙТЕ

Рекомендуемое минимальное разрешение для комфортного просмотра содержимого этого ресурса — 1024 на 768 пикселов.

Наши партнеры

The Fly / Муха (1986)

The Fly Poster 1 The Fly Poster 2 The Fly Video Cover 1 The Fly Video Cover 2 The Fly Video Cover 3
Что-то не так прошло сегодня в лаборатории. Совсем не так.
Бойся. Сильно бойся.
Наполовину человек, наполовину насекомое... ПОЛНЫЙ УЖАС!
В главных ролях:

Jeff Goldblum

Geena Davis

John Getz

Джефф Голдблюм (Jeff Goldblum) ... Сэт Брандл (Seth Brundle)
Джина Дэйвис (Geena Davis) ... Вероника Квэйфи (Veronica Quaife)
Джон Гец (John Getz) ... Статис Боранс (Stathis Borans)
Режиссер:

David Cronenberg

Дэвид Кроненберг (David Cronenberg)
Впервые «Муха» выпорхнула на широкие экраны Америки в 1958-м году, лишь через год после публикации одноименного рассказа Джорджа Лангелаана (George Langelaan) в мужском журнале «Playboy». Картина, с участием легендарного Винсента Прайса (Vincent Price), почти дословно следовала тексту литературного первоисточника, рассказав зрителям трагическую историю молодого ученого Андрэ Деламбре (Andre Delambre), экспериментировавшего с телепортацией. В своих экспериментах ученый добился моментального перемещения материи в пространстве, со временем отточив технологию до мелочей, но во время его собственного перемещения в капсулу залетела муха, и «на другом конце провода» у Андрэ появилась голова и рука мухи, а у маленькой мушки — голова и рука человека. В отчаянии, ученый попытался «вернуть все обратно», но у него ничего не вышло, и тогда он решил уничтожить свое опасное изобретение. После разгрома лаборатории, обезображенный Андрэ просит свою жену, Хелену, помочь ему покончить жизнь самоубийством, и та, сквозь слезы, соглашается. Положив свою мушью голову под гидравлический пресс, ученый командует жене, и та нажимает рычаг, управляющий опускающейся платформой, а через несколько дней в паучью паутину попадает удивительная муха, с головой и рукой человека...
Хотя критики картину разгромили, в прокате фильм прошел успешно, породив, тем самым, два дешевых черно-белых (оригинал был цветным) сиквела — «Return of the Fly» (1959) и «Curse of the Fly» (1965). В начале восьмидесятых про «Муху» неожиданно вспомнил продюсер Кип Оман (Kip Ohman), предложивший Чарльзу Эварду Погу (Charles Edward Pogue) написать сценарий римейка, чем тот и занялся, втянув в процесс другого продюсера, Стюарта Корнфельда (Stuart Cornfeld). Вдвоем они уговорили руководство «20th Century Fox» выделить деньги на препродакшн проекта, на что те согласились, но, получив первую версию сценария, акцент в которой делалался на постепенное (а не моментальное, как в оригинале) превращение человека в насекомое, пошли на попятную и отказались от дальнейшего финансирования. Тогда Стюарт договорился с «20-м Веком» о потенциальной дистрибуции картины если он найдет бюджет в другом месте, после чего пошел за деньгами к своему давнему приятелю, Мелу Бруксу (Mel Brooks). Бруксу идея проекта приглянулась, но не понравился сценарий, и для его доработки он нанял Валона Грина (Walon Green), который, впрочем, все только испортил. Убрав Грина, продюсеры снова позвали Чарльза Пога, чтобы тот как следует «отполировал» свой сценарий, а сами занялись подборкой режиссера. Первым в списке значился канадец Дэвид Кроненберг, но он был занят на подготовке проекта «Total Recall» для Дино Де Лаурентиса (Dino De Laurentiis), и не был доступен, в результате чего на должность режиссера взяли молодого британца Роберта Бирмана (Robert Bierman). Тот был полон энтузиазма и начал активно готовиться к съемкам проекта, когда из Африки пришли неприятные новости о гибели его дочери в результате несчастного случая. Разумеется, для Бирмана это был тяжелый удар, от которого он долго не мог оправиться, отказавшись в результате от участия в проекте. Этим он поверг в тотальное уныние продюсеров, оказавшихся разом и без режиссера, и без устраивавшего их сценария. Но тут уже у Кроненберга не заладилось с Ди Лаурентисом, о чем прознал Стюарт Корнфельд, и снова предложил режиссеру «Муху». Тот согласился участвовать в проекте за гонорар в 750 тысяч долларов при условии, что ему разрешат самостоятельно переписать сценарий. Дабы не тянуть кота за сами знаете что, Брукс согласился на условия Дэвида и предложил ему один миллион долларов, что вылилось в моментальное подписание контракта и начало работы. Основываясь на базовых концепциях текста Погу, Кроненберг радикально переработал сценарий, который оказался на голову выше всех предыдущих версий, и, собрав свою обычную команду (режиссер все свои фильмы снимает с помощью одних и тех же людей), приступил к съемкам картины. На главные роли им были приглашены: симпатичный еврей Джефф Голдблюм, против кастинга которого выступал тогдашний глава «20 Века»; его подружка и будущая жена Джина Дэйвис; а также известный театральный и телевизионный актер Джон Гец. Втроем, эти люди разыграли необычный любовный треугольник, центром которого стал неудачный эксперимент по телепортации...
Молодой талантливый ученый Сэт Брандл знакомится на вечеринке с симпатичной журналисткой Вероникой Квэйфи, и открывает ей свою уникальную работу — эксперименты по телепортации. Вероника, разумеется, моментально хочет написать об этом статью, но Сэт уговаривает ее не делать этого до тех пор, пока ему не удастся перемещать в пространстве живые объекты, а не только бездушную материю. Согласившись, Вероника начинает методично документировать эксперименты ученого, с которым вскоре оказывается в одной постели, к неудовольствию своего «бывшего», Статиса Боранса, ее непосредственного начальника. Вскоре Сэту удается заставить компьютер правильным образом собирать в конечной точке телепортации не только неодушевленные предметы, но и живую материю, и, окрыленный своим достижением, ученый решает поставить эксперимент на себе. Разумеется, этого ему делать не следовало, потому что в телепортационную камеру залетела муха, гены которой, при сборке, соединились с ДНК ученого... Поначалу, Сэт Брандл не замечал неприятностей, наоборот, он чувствовал себя великолепно, энергично, свежо! Но вскоре начал мутировать в нечто безобразное, ужасный гибрид человека и мухи, в котором с каждым днем становилось все меньше человеческого, и все больше насекомого. Пытаясь обратить процесс вспять, ученый разработал систему двойной телепортации, при которой генетический материал из двух телепортов совмещается в третьем в единое целое. Дело оставалось за малым, посадить во второй телепорт здорового человека, беременную от него Веронику...
Как видим, концепция оригинального рассказа в новой версии осталась прежней, но кардинально изменились детали. Вместо моментального появления монстра после неудачного перемещения, мы получили растянутый во времени процесс постепенной трансформации человека в насекомое, не только физиологической, но и психологической. Также, в новой версии ученый не уничтожает свое изобретение, а занимается его доработкой для того, чтобы обратить процесс, пускай и ценой жизни другого человека. Ну и самым, пожалуй, кардинальным отличием ленты Дэвида от старого фильма является ее жанр. Если картина 1958-го года являлась стопроцентной фантастикой вперемешку с «monster-movie», то римейк — это мелодрама с классическим любовным треугольником, в которой есть немного фантастики и много, очень много «физиологического хоррора», чем всегда был славен Кроненберг. Процесс перерождения человека в насекомое подкинул режиссеру благодатную почву для разгульного показа отвратительных физиологических изменений, через которые проходит герой Джеффа Голдблюма. И если поначалу это лишь мелкие неприятности в виде жестких щетинистых волосков на спине, то потом все становится намного серьезней, и зрителю во всех деталях показывают, как у человека начинают выпадать ногти и зубы, отваливаются уши, набухает отвратительными волдырями кожа, а под конец гниющая оболочка и вовсе отваливается, обнажая проросший под ней хитиновый скелет... Некоторые моменты этого фильма настолько физиологически отталкивающи, что люди на тестовых просмотрах действительно блевали прямо в зале, в результате чего один из наиболее радикальных эпизодов ленты пришлось полностью вырезать, равно как и изменить концовку, которая не нравилась решительно никому.
Ответственным за супернатуралистичные эффекты был Крис Вэйлес (Chris Walas), который ради этого проекта отказался от участия в создании вторых «Гремлинов» (именно он сделал монстриков для первого фильма), но не пожалел, потому что получил за свою работу над «Мухой» Оскара. Номинацию на Оскара прочили и Джеффу Голдблюму, который гениально сыграл физиологически-психологическую трансформацию своего героя, но академики его, почему-то, прокатили, что вызвало волну возмущения американских критиков, всей душой полюбивших картину, названную ими «настоящим шедевром Кроненберга». С этим определением, впрочем, легко согласиться, потому что фильм действительно получился, что называется, «из ряда вон», и работает одновременно на нескольких жанровых уровнях. Это и отличная драма, рассказывающая об агонии человеческих отношений, когда один из партнеров неизлечимо болен. Это и фильм ужасов, со множеством действительно отталкивающих, пускай для подготовленного зрителя и не особо страшных, моментов. Ну и еще это, конечно же, фантастика, рассматривающая интересную тему телепортации и связанных с ней рисков. Все эти жанры замечательно работают как единое целое в структуре фильма, что, разумеется, является исключительной заслугой режиссера и, по совместительству, сценариста. Конечно, важную роль в успехе проекта играют замечательные актеры и брутальные спецэффекты, но движущей творческой силой, собирающей все воедино, является режиссер, и Кроненберг действительно снял очень удачную ленту, моментально ставшую классикой жанра.
Помимо очевидного успеха у критики, «Муха» отлично прошла и в прокате, собрав в Америке сорок с половиной миллионов и еще двадцать во всем остальном мире. При бюджете в пятнадцать миллионов это был большой финансовый успех, что, разумеется, вылилось в создание продолжения, которое вышло на экраны в 1989-м году. Его постановкой занялся Крис Вэйлес, естественно, с собственными же кровавыми эффектами, а из актеров первого фильма в сиквел вернулся лишь Джон Гец. Хотя «Муха II» собрала неплохую кассу, критики фильм освистали, и других попыток эксплуатировать нарождавшуюся франшизу студия уже не предпринимала. Однако в последнее время циркулируют упорные слухи о готовящемся римейке фильма Кроненберга, который, якобы, должен появиться на экранах летом 2008-го года. Идея, честно говоря, довольно странная, так как «улучшить» фильм Дэвида вряд ли удастся, да и привнести какие-то новые идеи в концепцию тоже весьма проблематично. Проект этот, впрочем, обсуждается еще с начала двухтысячных, и пока что особых подвижек не видно, так что, возможно, нас с очередным римейком на римейк и пронесет :) Что же касается фильма 1986-го года, то он, с моей точки зрения, идеален, и должен быть в коллекции каждого уважающего себя киномана.

Автор: Сергей Меренков

Дата написания рецензии: 15/07/2007 | Комментарии (5)

Памятные цитаты:

Сэт Брандл: У меня начали выпадать зубы. Моя аптечка теперь — это музей биологической истории Брандла. Хочешь посмотреть, что там еще лежит?

Сэт Брандл: Болезнь уже явила мне свое предназначение. Мы больше можем не волноваться о заразе... Я знаю, что ей нужно.
Ронни: И что же ей нужно?
Сэт Брандл: Болезнь хочет... превратить меня во что-то иное. Это не так уж и плохо, правда? Большинство людей отдали бы все, чтобы превратиться во что-то другое.
Ронни: Превратиться во что?
Сэт Брандл: А ты во что думаешь, в муху? Я превращаюсь в ста восьмидесяти пяти фунтовую муху? Нет, я становлюсь чем-то, что никогда еще прежде не существовало. Я превращаюсь в... Брандлмуху! Тебе не кажется, что это стоит нобелевской премии, или двух?

[рассказывая про свою работу с Брандлом]
Ронни: Неужели ты не понимаешь? Наконец то я наткнулась на что-то большое. Огромное!
Статис Боранс: На что, его член?

Сэт Брандл: Я не был чист. Телепортация настаивает на абсолютной чистоте, а я не был.
Ронни: Я не понимаю о чем ты.
Сэт Брандл: Муха... залетела... в трансмиттер в тот первый раз, когда я был один. Компьютер... не понял этого — там не должно было быть двух разных генетических последовательностей — и он решил... умм... соединить нас вместе. Он нас поженил, меня и муху. А мы даже не были как следует представлены друг другу.

[после неудачного теста телепортации]
Ронни: [снимая на камеру] Мир хочет знать, что ты сейчас думаешь.
Сэт Брандл: Бля! Вот что я сейчас думаю.
Ронни: Хорошо... Мир это и хочет знать.

Сэт Брандл: Я думаю, ты совершаешь ошибку. Мне кажется, ты очень хочешь поговорить со мной.
Ронни: Извини, мне еще надо взять три интервью, прежде чем закончится эта вечеринка.
Сэт Брандл: Ну да, только другие парни не работают над тем, что вскоре изменит мир, каким мы его сейчас знаем.
Ронни: Они все говорят, что работают именно над такими проектами.
Сэт Брандл: Да, но они лгут. А я нет.

Дополнительные скриншоты:

Copyright for all of the graphic materials on this page belongs to its respective owners.

Оценка посетителей

Текущий рейтинг: 9.1 Голосов: 257

1
2
3
4
5
6
7
8
9
10
 
     
Идея проекта/творческая составляющая/тексты — Сергей Меренков © 2004-2017.

Яндекс цитирования

 
На главную Рецензии F.A.Q. Дополнительные материалы Форум Ссылки О Проекте