Два закадычных друга, "белый" Джон и "черный" Майкл, пережили во Вьетнаме многое, но вернувшись в Нью-Йорк столкнулись с не меньшим насилием уже не от вьетконговских партизан, а от разгулявшегося местного криминалитета. И когда однажды банда отморозков чуть не убила чернокожего боевого товарища Джона, повредив ему позвоночник и навечно приковав, тем самым, к больничной койке, вьетнамский ветеран решил взять правосудие в свое руки, и пошел жестоко крошить ублюдков направо и налево.
   История вполне банальная для "vigilante" фильма и виденная, на самом деле, уже десятки раз, но со своей изюминкой - экстремальным, по меркам восьмидесятого года, насилием, благодаря которому она и выделилась в свое время среди аналогичной продукции, довольно быстро став культом. Если смотреть на картину с сегодняшней точки зрения, то насилия в ней, на самом то деле, не так уж и много, и по-настоящему врезается в память лишь одна сцена - натуралистичное обезглавливание американского военного в семиминутном "вьетнамском прологе", на съемки которого, если не врут, потратили аж 400 тысяч долларов из бюджета в два миллиона. И двадцать пять тысяч из этих четырех ста, опять же, если не врут, - только на эпизод с обезглавливанием, который действительно получился весьма впечатляющим и вполне натуралистично (с небольшими оговорками, естественно) смотрится даже сейчас, а уж тогда и подавно людей в кинотеатрах шокировал. Из-за чего, собственно, у фильма и возникли цензурные проблемы почти во всех странах, где его официально прокатывали, и из-за чего, в итоге, он зрителям и запомнился.
   Запомнился не актерской игрой, не сюжетом, не качеством всей постановки, а именно этим - сверхреалистичным обезглавливанием американского солдата, невиданным на тот момент в кино. И тут ключевое слово "на тот момент", потому что в конце семидесятых/начале восьмидесятых новая плеяда независимых молодых кинематографистов активно "раздвигала рамки" дозволенного, и очень скоро эту сцену переплюнули другие "эксплуататоры", затеявшие друг с другом увлекательную игру под названием "кто снимет натуралистичней и кровавей". Особо преуспели в этой гонке, разумеется, производители сверхпопулярных на тот момент слэшеров, где жестокие убийства, по сути, являлись основным блюдом и смыслом существования этих лент. Но вернемся к нашему "экстерминатору" (на самом деле это слово означает работника сервиса по борьбе с паразитами, дезинсектора).
   Снял его будущий direct-to-video магнат и позже воротила на Wall Street Джеймс Гликенхаус, для которого это был второй режиссерский и сценарный проект после провального и мало кем виденного низкобюджетного хоррора "The Astrologer" (1975). За пять лет, прошедшие с выхода его полнометражного дебюта, молодой (в восьмидесятом ему было тридцать лет) кинематографист не особо продвинулся в плане киномастерства, зато явно обзавелся нужными связями, благодаря чему получил на руки неплохой по тем временам бюджет на который он сумел реализовать вполне смотрибельный, в отличие от почти полностью "диалогового" "Астролога", crime/revenge action фильм. Пытаясь придать своей ленте "серьезности", Джеймс постарался запихнуть в нее чуть ли не все "остросоциальные" темы того времени, как то: тотальный разгул нью-йоркской преступности и бессилие полиции перед ней; вопиющее социальное расслоение и деградацию; посттравматический вьетнамский синдром; продажных политиков и коррумпированные спецслужбы; активное превращение многих частей города в разваливающиеся на глазах трущобы; ну и еще много чего в таком же духе. Подстать "декорациям", на фоне которых разворачивается история, получились у него и съемки - с не очень хорошим светом, недорогой зернистой пленкой, очевидными бюджетными и временнЫми ограничениями, и телевизионными, в основном, актерами, часть из которых играет откровенно плохо. Например, исполнитель роли "экстерминатора" Роберт Гинти, который ну совсем "не тянет" свою партию сорвавшегося с тормозов "поствьетнамского" вояки, хотя некоторые критики наоборот, ставят ему это в достоинство, мол, он сыграл обычного незаметного парня, который живет среди нас. Ну, если ходить весь фильм с ничего не выражающим даже в очень напряженные и/или драматические моменты "таблом" - это признак хорошей игры, тогда я просто ничего не соображаю в кино (что возможно ;)). Зато на контрасте с "никаким" Робертом очень хорош известный жанровым поклонникам своими ролями в лентах "City Of The Living Dead" (1980), "Graduation Day" (1981) и "Pieces" (1982) Кристофер Джордж, играющий расследующего скандальные убийства детектива, параллельно водящего шашни с докторшей. Которая нужна в этом фильме лишь для того, чтобы полицейский оказался в ее объятиях "в нужном месте в нужное время", и больше, по большому счету, ни для чего.
   И это является яркой иллюстрацией качества сценария, который, на самом деле, довольно плохой. Нет, свою задачу он, конечно, выполняет, кое-как выкраивая общую канву повествования и не давая фильму развалиться на мозаику никак не связанных друг с другом сцен, но с драматургической точки зрения он очень слабый, и вполне можно было бы выжать из этой истории гораздо больше. Но на это кинематографистам не хватило ни бюджета, ни фантазии, и поэтому в итоге мы получили то, что получили, - клишированный revenge/vigilante боевик с одной впечатляющей сценой и многими не впечатляющими :) Зато с крутейшим плакатом, который изначально и "продал" фильм аудитории, принесшей в кассу создателей только из грайндхаусов в Штатах больше 5 миллионов долларов, а общие сборы картины составили внушительные 35 миллионов. Такие бабки, как вы понимаете, требуют сиквела, который через четыре года появился, но уже коммерческим хитом не стал, собрав по всему миру чуть меньше четырех миллионов долларов и наглядно показав продюсерам, что франшизу на этом материале им не сделать. Ну и слава богу :)
   Посмотреть "Мстителя" сейчас можно исключительно из-за его культового статуса и в качестве "тайм капсулы" грязного криминального Нью-Йорка начала восьмидесятых, который мы потеряли... ;)